Третье письмо Виталия Лугового из СИЗО. О свидетелях тайных и не очень

Не секрет, что о «вине» Виталия Лугового говорят показания свидетелей, тайных и не очень.

Именно о них пойдёт речь в открытом письме Виталия Лугового. Итак, письмо:

 

Ознакомление идёт полным ходом.
«Белые нитки» торчат, путаются в клубок. Ими дело даже не шито, а просто обмотано. Примеры? Пожалуйста. Весёлые и разные.

Значит, одна из линий обвинения: Я садист и психопат.

Доказательства? Показания лучших людей нашего городка.
Так всем известные, четырежды судимые, не сидевшие, Альбина Гаязовна утверждает, что я бью всех и вся. Даже своего друга Александра Бобылёва избил. Она не только указывает на обстоятельств,а но и указывает место: » … это было во дворе Пушкина, 2, я сама видела …». Мы с Саней смеялись до слёз, прочитав. Такая вот, оказывается, у нас садо-мазо дружба.

И ещё веселого и тайного? Тайный свидетель, не забыв добавить слова: честное слово и чистая правда, показывает, что примерно месяц-два до ареста я выкинул с третьего этажа нашего спортзала парня. Тот остался жив, но совсем плохой. Весь кумертауский ОВД сбился с ног в поиске потерпевшего. По нулям. Самое интересное, никого не смутило, что здание спортзала всего в 2 (!) этажа.

Но самое захватывающая история дальше. В таких случаях Задорнов обычно говорит: «Приготовьтесь!». Это просто забойный аргумент следствия, на нём всё построено, по нему нас арестовали: Принуждение к торговле. Поскольку дело публичного обвинения, то раскрою (не наказуемо) один адрес и одного свидетеля. Но какого! Суперсвидетеля обвинения. Варнавскую Татьяну. Кирова 16. Сразу становится, почему следователь всю дорогу предлагал мне оговорить себя.

Значит, Кирова, 16. Этот адрес знает каждый алкаш нашего городка. Каждый таксист, если спросить его после 11 вечера: «Знаешь где взять?», отвезёт Вас по этому адресу.
На правах бесплатной рекламы: «Хочешь дёшево и крепко? — тебе на Кирова, 16. Сегодня, вчера и всегда-100 рублей-полтарушка. Дешевле только даром. Спешите!»

А знаете, ведь хозяйка Татьяна не хочет торговать палёнкой. Знаете, что её заставляют? Бедная, несчастная. А кто заставляет? Та-дам! Конечно я, кто же ещё? Вы прямо сейчас можете отправиться по указанному адресу дабы посочувствовать ей, заодно прикупив пару бутылочек сивухи.

Почему она не обращается в полицию? А смысл? Мы уже сидим. Почему раньше не обращалась? Боялась за детей, за своё здоровье. За здоровье она боится жутко, поэтому регулярно, чтобы поправить оное, на вырученные под страхом деньги, ездит на курорты. За детей тоже страшно. Вдруг я их съем. Поэтому, на вырученные от спиртяги денежки, естественно, по принуждению, она построила двухэтажный домик. В двухэтажном удобней боятся. Ну и от страха прикупила несколько иномарок. Страх-он то ещё чувство.

Это не бред- это основа основ обвинения. Таких как Татьяна Варнавская в деле немного (основные говорят правду), но хватает.

Так что если хочется узнать все сплетни города- Вам ко мне на суд. Следователь не стеснялся, вносил все слухи и показал своё истинное лицо. Впрочем, не только он.

Бессеребрянице Татьяне Варнавской, преклоняясь перед её честью, посвящяется:

Наша Таня громко плачет,
Но не нужен Тане мяч.
Дайте Тане постукачить,
Продавая всем сивач.

«Не сама я. Заставляют.
Заставляют тут и там.
Сами руки разбавляют
Нет контроля ни на грамм.

Как звонок-так ноги к дверцам
У забора алкотня.
Сами руки спирт толкают
Сама бегает ступня.

От наплыва нету спасу
Деньги ночью, деньги днём.
Ах! Ненужная бумага
Заставляют те-вдвоём.

Я в ментовку не звонила
Ведь двоих этих боюсь.
И к тому ж не накопила
Я на яхту. Но скоплюсь.

Вы домину отмахали
Кирпичом? Вот ёлкин сыч!
Покупала. Принуждали
Брать. И именно кирпич.

Вы машинок развели?
Боже! Целу автопарку
Я хотела жигули
Принудили иномарку

Шубы, мерсы, бриллианты
Заставляют покупать
Вы поверьте: мне не надо
Только как им отказать?»

Тонет мячик правды будто
В протоколах, не в вине
Таня ротик чистит утром,
Только ротик всё ж в говне.»

comments powered by HyperComments