Размышления о феминизме в Башкортостане и не только

Размышления о феминизме в Башкортостане и не только

На сайте ПроУфу.ру вышел материал под названием «Башкирские феминистки: «Мы готовы к тому, что нас будут осуждать»», где собрали мнения местных феминисток по поводу животрепещущих вопросов.  Выскажемся и мы.

Прочитал тут статью и картинки посмотрел. Да, особенно понравилась девочка Ира, которой уже 17, а «в 14 стала феминисткой» и «прежде всего, женщина» и поэтому ей «не все равно на свои права.» Ну это ладно.

По сути что. На первом же фото. «456 профессий запрещены для женщин». А какие именно профессии и почему? Нет, это не начальники, не судьи, не космонавты, не военные и даже не менты. Запрещены конкретно профессии с тяжёлыми вредными и опасными условиями труда.

феминистки
Фото с proufu.ru

И я дичайше сомневаюсь, что все эти сознательные студентки, прогрессивные журналистки, режиссёрши и критики современного искусства жаждут таскать шпалы. Нет, они так и будут заниматься тем, чем занимаются.

А вот женщины рабочих специальностей столкнутся с вполне реальным принуждением. И в реальности будет что-то в духе:

— а соблаговолите-ка, сударыня, взять и отнесть эту шпалу вооон дотудова.
— так как же, голубчик, я её отнесу, если она больше пуда весит? Правила по охране труда никак не позволяют.
— так как же вы не в курсе? У нас теперь феминизьма и равенство. Стало быть никакой дискриминации теперь нет. Так что берите и несите. А не то уволю по статье!

Так что весь неуспех феминизма в России и определяется правомерным опасением со стороны женщин, что опять заставят таскать шпалу. Собственно советская власть примерно такой фокус и проделала. «Товарищи женщины, вы свободны от оков кухонного рабства! Теперь у вас есть право на свободный труд! Вперёд на строительство Беломорканала».

По абортам то же самое. Тема у всех феминисток общая совершенно: «Право на аборт». А в реальности кому выгодно это право? Женщине. Не факт. А кому? Несостоявшемуся папаше — он избавлен от необходимости кормить, содержать платить алименты. Государству — оно избавлено от необходимости социальных выплат. Работодателю — его сотрудник не уйдёт в декретный отпуск, не будет ухаживать за ребёнком и т.д. А женщина в свою очередь получит только стресс и проблемы со здоровьем. Но зато всем вышеперечисленным будет хорошо. При этом от феминисток всё чаще слышно про борьбу за это самое «право на аборт», а вот борьба за право на детские сады и соцгарантии для матерей-одиночек видимо волнуют их постольку-поскольку.

Можно продолжать, но уже очевидно, что феминизм обеспокоен благом женщин не в первую очередь. Феминистки, кстати, сами это признают. Цитата из статьи: «Вообще, как ни парадоксально звучит, женщины – первейшие враги феминизма».

Соответственно тут надо понимать, что феминизм это не про права и равенство. Феминизм это про идентичность. И смысл его, как и любой левой идеологии в разрушении существующего общества. Технология в данном случае основана на грамшианской теории гегемонии. В частности понятии блока, а не класса, как коллективного субъекта политики. Блок, соответственно, может состоять из носителей разных, подчас противоположных идеологий. В современной Европе и США, например, это бюрократы, феминистки и всяческие меньшинства, которые находятся в коалиции против белых мужчин.

Этим в частности объясняется нападки со стороны феминисток на любые права белых мужчин, феномен Social Justice Warriors и прочая шиза, тогда как реальное насилие над женщинами в мигрантской среде не находит большого отклика.

В России примерно то же. Северный Кавказ, где до сих пор практикуются «убийства чести», например, в феминистской повестке дня встречается на порядок реже претензий к православной общественности. Хотя в реальных православных сообществах отношение к женщинам куда более цивилизованнее, чем в окружающем постсоветском аду. Также модно вспомнить флешмоб #ЯНеБоюсьСказать в котором поднималась тема сексуального насилия над женщинами, и при этом несмотря на то, что подчас к случаям насилия относили случаи неуклюжего ухаживания без криминальных признаков, тогда как тема насилия со стороны мигрантов была тотально проигнорирована. А по статистике МВД и СКР именно они совершают большую часть изнасилований в Москве и Санкт-Петербурге. Также не получила развития тема насилия над женщинами во время русских погромов и этнических чисток в бывших советских республиках на рубеже 90-х.

Таким образом можно с уверенностью утверждать, что сама конструкция идеологии и практики феминизма вне зависимости от устремлений конкретных участниц движения не предусматривает безусловной заботы о благе женщин. И подчас может игнорировать наиболее вопиющие случаи нарушения их прав. Тогда как основной противник феминизма в виде цисгендерного белого мужчины неизменен, равно как и европейское христианское общество (к которому, несмотря на все старания идеологических предшественников феминизма — большевиков, относится и Россия) является главной мишенью нападок.

Это главное, что следует понимать вступая, в дискуссии с феминистками по существу.

Константин Кузнецов

Оставьте комментарий